ТЮРБАНЫ И ЛАПТИ: РЕАЛЬНАЯ РОССИЯ НА КАРТИНАХ XVIII ВЕКА

В 18-м веке, когда Московия стала Россией, а Петр I прорубил окно в Европу, московиты носили чалмы или тюрбаны и своим внешним видом мало напоминали европейцев, а уж тем более славян, которыми они себя упорно считают. Это может показаться шуткой, ведь большинство художников тех лет изображали россиян (по крайней мере знатных) ничем не отличающихся от каких-нибудь французских маркизов или английских лордов. Московиты всегда из кожи вон лезли, чтобы стать ровней европейцам, но тогда, как и сейчас это стремление находило выражение лишь во внешних проявлениях да и то среди узкого круга людей. А за пределами дворцов и поместий простиралось совсем другое московское царство, населенное потомками финно-угров и тюрков, выглядящих и живущих совсем не так, как нам все время рассказывали. 

На рисунках и картинах французского художника Жана-Батиста Лепренса, изображавшего картины русского быта нет одетых на европейский манер людей, отсутствуют изысканные кареты, а русская народная одежда не очень напоминает то, к чему мы привыкли. Можно было бы списать все это на беспочвенную фантазию автора, никогда не бывавшего в Московии. Но нет. Художник в возрасте двадцати четырех лет прибыл в московское царство на заработки, и пробыл среди русских целых пять долгих лет. Жан-Батист Лепренс рисовал то, что видел собственными глазами. Его работы показывают, что одним из главных элементов национальной одежды московитов был тюрбан. Его носили и мужчины, и женщины. 


Вот например женщина с околиц Москвы…

Работа Лепренса под названием “Прерванная русская свадьба”. Здесь практически все персонажи в тюрбанах…

Самодовольство. В тексте к рисунку, сообщается, что когда выпадает снег, дети Московии любят кататься на санках. Взрослые женщины изображены в тюрбанах.

Продавец лимонада. Сам продавец в шляпе, но позади его находится человек в тюрба́не… Обратите внимание на исконно русские лапти — национальную обувь финно-угорских народов…

Не стоит думать, что Лепренс изображал татар или финно-угров и ошибочно называл их русскими или московитами. Он хорошо ориентировался в этнической принадлежности тех, кого рисовал, о чем свидетельствуют подписи под рисунками.


Вот женщины с Ингрии, вблизи Финляндии (сейчас эту землю называют «Ленинградская область»)…

А вот московская крестьянка в простой одежде. Сравните ее головной убор с теми, что носили женщины Ингрии…

Это русская крестьянка, что сидит анфас в своеобразной митре, держа птицу на руке. Про митру на голове становится понятным, если сравнить с изображением женщины вотячки (так в те времена называли удмуртов). Помимо головного убора стоит обратить внимание и на лапти, типичные для многих тогдашних финно-угорских народов…


Работа под названием “Русские танцы”. Мужчины в тюрба́нах, женщины в митрах. Также стоит обратить внимание на музыкальные инструменты. Исконная балалайка имела совсем другой вид чем современная, и очень напоминала собой дутар или домру: закругленный корпус и длинный гриф с двумя или тремя струнами. Само слово “балалайка” имеет тюркское происхождение, и является производным от «бала» — ребенок. Современную балалайку придумали только в конце 19 века, причем запатентовали ее не в Московии, а в Германии. 

Здесь на фоне балалаечника все те же исконно русские головные уборы: тюрбан и митра…

Стоит сказать, что Жан-Батист Лепренс прибыл в Россию по приглашению Шувалова, фаворита Елизаветы I, для работы в только что созданной императрицей Российской Академии художеств. Лепренс трудился в Санкт-Петербурге и Москве, а также путешествовал почти по всей России, включая Сибирь, где был по заданию императрицы как раз для зарисовок «русских типов». Художник также принимал участие в оформлении интерьеров Зимнего Дворца в Санкт-Петербурге. Он вернулся в Париж с обширной коллекцией рисунков и набросков, которые использовал для картин и гравюр. Уже будучи академиком французской Академии художеств, Лепренс представил 15 картин со сценами из жизни русской деревни, среди них «Русские крестины», заслужившие восторженную оценку Дидро (картина находится в коллекции Лувра). Обратите внимание на персонажей заднего плана. Все те же исконно русские тюрба́ны…


Жан-Батист Лепренс принимал участие в создании иллюстраций к очень знаковой книге, названной одним из самых русофобских сочинений, созданных иностранцами. Речь идет о труде “Путешествие в Сибирь” Аббата Шапп д’Отероша. Российская императрица Екатерина II была в ярости, она даже пыталась издавать опровержения книги Аббата во Франции, но все они имели нулевой эффект. Что же такого ужасного было написано в этой книге? Видимо правда.

Вот как описывает аббат жителей Сибири в целом : 

«(…)Они любят женщин и напитки до излишества(…)», 

а вот так Тобольских дворян: 

«(…)они большую часть дня проводят в попойках, и возвращаются домой нетрезвыми. Жены редко выезжают; живучи дома в праздности и скуке(…)».

Россия показана в книге аббата экономически и культурно отсталой страной, а сами Русские забитыми и злобными людьми, пресмыкающимися перед вышестоящими: 

«(…)Унижаясь перед главным начальником, они поступают весьма жестоко с низшими и своими служителями(…)». 

Например, крестьяне были настолько запуганы, что на любой, даже самый невинный вопрос, неизменно отвечали: 

«(…)То знает Господь да императрица(…)», 

поскольку боялись ответить что то лишнее.Рассуждая о деспотизме Российской власти, ни в малейшей степени не заботящейся о процветании своих подданных, аббат несколько раз задает риторический вопрос: 

«(…)Что и говорить об этом. Если никто в этой стране даже не знает, какова судьба ее Императора ИванаVI?(…)». 

Что, конечно же, является прямым упреком в сторону Екатерины II (Иван VI, свергнутый и заточенный в темнице 24 года, был убит по приказу императрицы).

Успеху книги аббата, помимо ее остроумия и яркого образного языка, в немалой степени способствовали гравюры уже знакомого нам художника Жана Батиста Лепренса, показавшего то, как выглядели русские в 17 веке.

Есть и более ранние свидетельства. На иконе «Ксения с житием», датируемой 1551 годом и хранящейся в Троице-Сергиевой Лавре, изображены трое юношей в богатых одеждах. На голове у каждого – увенчанная пером чалма… 


В книге Сигизмунда Герберштейна «Записки о Московии» (1576) есть несколько гравюр, изображающих приём на Руси иностранных послов. На головах великого князя и русских сановников – тюрбаны с перьями… 

Перенесемся в 19-й век. Карл Брюллов “Портрет княгини Авроры Демидовой”. И снова исконно русский головной убор — тюрбан… украшающий образ светской львицы, жены мецената Демидова.

В общем, как мы смогли увидеть, одежда московитов, называющих себя русскими, долгое время содержала элементы одежды явно не славянских, а тюркских и финно-угорских народов. Это очередной раз подтверждает гипотезу о совсем не славянском происхождении московитов. Совершенно непонятно при этом почему они считают своей древней родиной Киевскую Русь! Никакого отношения к Руси и славянским народам эти люди не имели и не имеют. Фраза путина о том, что “украинцы и русские один народ”, это какой-то оксюморон, вызывающий когнитивный диссонанс. Почему русские стесняется своего истинного происхождения? Это что, какой-то глубокий комплекс сидящий в национальном сознании?

Народ, застрявший где-то посередине между Европой и Азией, не являющийся ни полноценным европейским, ни полноценным азиатским, игнорирующий свою реальные корни, веками безуспешно натягивает на себя чужую маску и удивляется — ну почему же это в России все как-то не по-людски. Да уж, действительно… почемууу? 


Добавить коментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.