«О РУССКОМ КРЕСТЬЯНСТВЕ» — СКАНДАЛЬНАЯ СТАТЬЯ ГОРЬКОГО

Загадочная русская душа — стереотип родом из русской литературы, отражающий, как считается, уникальные черты менталитета русских в сравнении с иностранцами — жителями западного мира. Загадочную русскую душу придумали в 19-м веке Достоевский и Толстой, чьи книги были пронизаны этическими и нравственными вопросами. Но если учесть, что русские крестьяне грамотой не владели, то пребывали они в полном и абсолютном неведении о глубине и загадочности своего внутреннего мира. Романтические, идеализированные представления русских писателей о народе сыграли с этой пресловутой загадочной русской душой весьма злую шутку. В период бурных революционных событий и гражданской войны в России цивилизованный мир просто ужаснулся реальной сущности этого народа. Правда в тот исторический период русские мыслители уже не питали никаких иллюзий по этому поводу.

Я думаю, что русскому народу исключительно… свойственно чувство особенной жестокости, хладнокровной и какъ бы испытывающей предѣлы человѣческаго терпѣнія къ боли… Въ русской жестокости чувствуется дьявольская изощренность, въ ней есть нѣчто тонкое, изысканное. Это свойство едва ли можно объяснить словами психозъ, садизмъ.. Наслѣдіе алкоголизма?… Можно допустить, что на развитіе затѣйливой жестокости вліяло чтеніе житій святыхъ великомучениковъ, — любимое чтеніе грамотеевъ въ глухихъ деревняхъ. Если бъ факты жестокости являлись выраженіемъ извращенной психологіи единицъ, — о нихъ можно было не говорить… Но я имѣю въ виду только коллективныя забавы муками человѣка…

Это одна из цитат из скандальной статьи, вышедшей в 1922 году в Берлине. Она произвела фурор в Европе. Но в России эту статью не издавали ни до, ни после войны, ни в перестройку, – вообще никогда. Просто не издавали и все тут. Быть может, как раз потому, что именно в этом сочинении говорится о варварстве и отсталости русского народа откровеннее, чем где-либо еще. И тем удивительнее, что автором этой статьи под названием “О русском крестьянстве” является признанный классик русской и советской литературы Максим Горький.

Хрестоматийная фигура писателя, эталона соцреализма, не дает даже повода усомниться в его уважении к собственному народу. Кажется, что уж кто-кто, а Горький точно не мог написать подобной статьи. А он писал подобное… и не один раз, стучался в темные души своих современников, предостерегал от неминуемой катастрофы, просвещал, но понимая тщетность своих усилий все же надеялся на то (ошибочно надеялся), что лучшие времена России еще когда-нибудь наступят: 

Какъ евреи, выведенные Моисеемъ изъ рабства Египетскаго, вымрутъ полудикіе, глупые, тяжелые люди русскихъ селъ и деревень — всѣ тѣ, почти страшные люди… и мѣсто ихъ займетъ новое племя — грамотныхъ, разумныхъ, бодрыхъ людей.

Стоит сказать, что такая экспрессивная шокирующая оценка соотечественников это далеко не беспочвенная фантазия автора. Максим Горький знал жизнь простого люда не понаслышке. Детство и юность проведенные в ужасающей бедности в канавинских трущобах Нижнего Новгорода, дали писателю богатый материал для размышлений о сущности русского народа. Горький, испробовавший десятки профессий и пешком обошедший страну, всю свою жизнь имел неугасающий интерес к живому человеку самых низших сословий, составляющему основную массу населения России и при первой малейшей возможности основательно беседовал с людьми, встречающимися на своем пути. Сам Горький об этой своей особенности выразился жестоко (в письме к Леониду Андрееву): «Лет с шестнадцати и по сей день я живу приемником чужих тайн и мыслей, словно бы некий перст незримый начертал на лбу моем: «здесь свалка мусора». Ох, сколько я знаю и как это трудно забыть».    

Вышеупомянутая статья “О русском крестьянстве”, которую так не любят вспоминать в России изобилует бытоописанием шокирующих нравов, царящих в среде простых русских людей. Некоторые абзацы настолько потрясают натурализмом описания жестоких сцен, что в сегодняшнем гипертолерантном мире автора бы направили в вечный бан во всех известных социальных сетях, а в современной России точно признали бы экстремистом. Настоятельно рекомендую прочитать эту статью целиком, для полного понимания того, чем была Россия, чем есть, и в общем чем она останется в будущем. Скан оригинального берлинского издания 1922-го года:


Здесь же приведу несколько характерных более менее цензурных цитат, дающих общее представление о сущности российского населения. Например в тексте Горький пишет:

Кто болѣе жестокъ: бѣлые или красные? Вѣроятно — одинаково, вѣдь, и тѣ и другіе — русскіе.

и продолжает, приводя фрагмент беседы с командиром крупного соединения Красной Армии:

— Внутренняя война — это ничего! …Я вамъ, товарищъ, прямо скажу: русскаго бить легче. Народу у насъ много, хозяйство у насъ плохое; ну, сожгутъ деревню, — чего она стоитъ! Она и сама сгорѣла бы въ свой срокъ. И, вообще, это наше внутреннее дѣло, вродѣ маневровъ, для науки, такъ сказать.

Вообще, эта ничем не мотивированная садистская безжалостность абсолютно далека от христианских ценностей, которыми так показно бравируют россияне:

Въ 1919 году милѣйшій деревенскій житель покойно разулъ, раздѣлъ и вообще обобралъ горожанина, вымѣнивая у него на хлѣбъ и картофель все, что нужно и не нужно деревнѣ. Не хочется говорить о грубо насмѣшливомъ, мстительномъ издѣвательствѣ, которымъ деревня встрѣчала голодныхъ людей города. Всегда выигрывая на обмѣнѣ, крестьяне — въ большинствѣ — старались и умѣли придать обмѣну унизительный характеръ милостыни, которую они — нехотя — даютъ… 

Интеллигентъ почти неизбѣжно подвергался моральному истязанію. Напримѣръ: установивъ послѣ долгаго спора точныя условія обмѣна, мужикъ или баба равнодушно говорили человѣку, у котораго дома дѣти въ цынгѣ:

— Нѣтъ, иди съ Богомъ. Раздумали мы, не дадимъ картофеля… 

Когда человѣкъ говорилъ, что слишкомъ долго приходится ждать, онъ получалъ въ отвѣтъ злопамятныя слова : 

— Мы — бывала, вашихъ милостей еще больше ждали. 

Да, чѣмъ другимъ, а великодушіемъ русскій крестьянинъ не отличается. Про него можно сказать, что онъ не злопамятенъ: онъ не помнитъ зла, творимаго имъ самимъ, да, кстати, не помнитъ и добра, содѣяннаго въ его пользу другимъ.

Абсолютно понятно, что мораль русского человека (вернее отсутствие морали) это что-то глубоко азиатское, основанное на почти беспрекословном подчинении хану или царю, это выученная беспомощность рабской жизни и озлобленность от этого на весь мир. А если где русский вдруг чувствует свою значимость, то он тут же в полной мере отыгрывается на первом встречном за свои унижения. Отсюда же отсутствие свободной мысли, инициативы и презрение к честному труду. Недаром в чести у русских Иванушка-дурачок и скатерть-самобранка. 


— Срѣзать надо съ земли всѣхъ образованныхъ, тогда намъ, дуракамъ, легко жить будетъ, а то — замаяли вы насъ!

Весьма характерная фраза жителя русской деревни 20-х годов прошлого века. Максим Горький пробует разобраться, откуда же такая дикость в русской глубинке:

Человѣкъ Запада еще въ раннемъ дѣтствѣ, только-что вставъ на заднія лапы, видитъ всюду вокругъ себя монументальные результаты труда его предковъ. Отъ каналовъ Голландіи до туннелей Итальянской Ривьеры и виноградниковъ Везувія, отъ великой работы Англіи и до мощныхъ Силезскихъ фабрикъ… Это впечатлѣніе всасывается ребенкомъ Запада и воспитываетъ въ немъ сознаніе цѣнности человѣка, уваженіе къ его труду и чувство своей личной значительности, какъ наслѣдника чудесъ труда и творчества предковъ. Такія мысли, такія чувства и оцѣнки не могутъ возникнуть въ душѣ русскаго крестьянина. Безграничная плоскость, на которой тѣсно сгрудились деревянныя, крытыя соломой Деревни, имѣетъ ядовитое свойство опустошать человѣка, высасывать его желанія… Нигдѣ вокругъ не видно прочныхъ слѣдовъ труда и творчества… Вокругъ — безкрайняя равнина, а въ центрѣ ея — ничтожный, маленькій человѣчекъ, брошенный на эту скучную землю для каторжнаго труда. И человѣкъ насыщается чувствомъ безразличія, убивающимъ способность думать, помнить пережитое, вырабатывать изъ опыта своего идеи. Историкъ русской культуры, характеризуя крестьянство, сказалъ о немъ: «Множество суевѣрій и никакихъ идей». Это печальное сужденіе подтверждается всѣмъ русскимъ фольклоромъ. 

Да кто такой этот Максим Горький, и почему его словам столько внимания? — может спросить досужий зритель. А дело в том, что этот человек стал известным и почитаемым литератором еще в царской России и его творчество высоко ценилось и на Западе тоже, и продолжает цениться наряду с крупнейшими представителями европейской интеллектуальной элиты. Более того, Горький был лично близок с известнейшими мыслителями того времени — Ромэном Ролланом, Бернардом Шоу, Анатолем Франсом, Гербертом Уэлсом, Бертольдом Брехтом… Известность Горького всегда была отчасти скандальной — он говорил о том, о чем принято было молчать. Даже Толстой и близко не подходил к тому дну, с которого Горький вел прямые репортажи. 

Несомненно, статья “О русском крестьянстве” — это нужная публицистика в сегодняшнее время. Реальная сущность русских это не то, о чем говорят по федеральным каналам! Это не то, о чем вещает президент Путин… Все это фантазии, не имеющие под собой никакой исторической и ментальной основы. Когда российский народ занят исполнением не свойственных ему ролей и создает вокруг себя фантастические мифы об особой роли русских в мире, стоит показать ему эту статью, потому что за последние 100 лет они вообще-то не сильно изменились. 

Подписка на Хрендяблики в Facebook!

Поделиться в соцсетях:

Добавить коментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.