МИФ О «МОЛОДОЙ ГВАРДИИ» (КАК ВСЕ БЫЛО НА САМОМ ДЕЛЕ)

Советский миф о «Молодой гвардии» и якобы героической борьбе комсомольских подпольщиков с немецкими захватчиками в Краснодоне на востоке Украины продолжает жить и оказывать влияние на настоящее и будущее, несмотря на то что Советского Союза давно уже нет, многие архивы открыты, а автор мифа писатель Фадеев открыто поддерживал сталинские репрессии.

Таких мифов во время войны сложено было очень много. Но лишь немногие из них смогли сохраниться (Александр Матросов и Зоя Космодемьянская, подвиги Гастелло и Карбышева, герои-панфиловцы и, наконец, «Молодая гвардия»). Каждый из них представляет собой архив ярких образов, призванных влиять на восприятие войны как людьми, прошедшими через нее, так и последующими поколениями. Эта сфера переживаний, чувств и эмоций создается в основном посредством искусства. И если бы не Фадеев со своим романом о так называемой “Молодой гвардии”, то никакого мифа не было бы и в помине.

Даже само название «Молодая гвардия» — это миф и обман. Оно было придумано уже после того, как организация прекратила свое существование. Об этом говорят многие историки и исследователи. В частности исследователь краснодонского подполья времен Второй Мировой Михаил Бублик, в прошлом луганский журналист, изучал архивные документы луганского СБУ, которые впоследствии были вывезены в Киев. Вот что он говорил в интервью радио Свобода:



Я читал допрос Геннадия Почепцова (он считается одним из предателей молодогвардейцев). Его арестовали фактически сразу, когда в Краснодон вошла Красная армия – это февраль 1943 года. И на всех допросах до июля он не знает ни о какой «Молодой гвардии», хотя он ее якобы предал, а говорит только о подпольной организации «Молот». Ну вот не знает он никакой «Молодой гвардии», и только где-то в июле ему подсказывают…. А до этого Почепцов уверенно говорит о «Молоте», о том, как он его якобы предавал. Ведь по сути единственное, что он сделал, – это написал начальнику шахты №1-бис записку: «Я знаю об этой организации и готов о ней рассказать». Но ни одной фамилии в этом послании не назвал. Записку он написал, когда начались аресты – после того, как так называемые молодогвардейцы ограбили машину с рождественскими подарками солдатам вермахта… Аресты начались 27 декабря, побежал он к директору 28-го, а арестовали его только 5 января. А после этого они уже начали друг друга сдавать, причем, судя по показаниям и следователя полиции Кулешова, и Почепцова, пыток никто не применял, сдавали друг друга охотно все подряд. Только Любовь Шевцова никого не сдала, держалась вызывающе, и когда ее вывели на расстрел в Ровеньках, встретила это мужественно, пощады не просила.

Организация “Молот”, ставшая усилиями творцов мифа “Молодой гвардией”, была одной из множества подпольных организаций, действовавших на оккупированной немцами территории. Что выделяло ее из других, так это обстоятельства, благодаря которым ее деятельность стала широко известной. Информация о ней не только не замалчивалась, но, напротив, всячески распространялась и популяризировалась, тогда как обычно по возвращении советской власти деятельность подпольных организаций подвергалась длительным (иногда многолетним) проверкам и расследованиям спецорганами и выяснением, кто был кто в каждой из них, кто нес ответственность за провал (если таковой имел место) и т. д. и т.п. В случае с «Молодой гвардией» все произошло иначе: молодогвардейцы были казнены в конце января – начале февраля 1943 года, а уже в марте 1943 года, после освобождения Краснодона, начал формироваться миф. Сообщения о существовании подпольной организации в Краснодоне сначала поступили в ЦК комсомола Украины. Потом первый секретарь ЦК ЛКСМУ Василий Костенко сообщил об этом Хрущеву и тот распорядился: «Возьмите образец, как мы пишем И. В. Сталину, напишите текст и приложите указы о награждении». Так родился главный документ о «Молодой гвардии» – записка Хрущева на имя Сталина от 8 сентября 1943 года. Уже 13 сентября указ о награждении был подписан в Москве, а спустя два дня опубликован в «Правде». С этого момента началось триумфальное шествие молодогвардейского мифа. «Молодая гвардия» начала превращаться в легенду. По горячим следам, после первых же сообщений о ней, появились очерки А. Гуторовича и В. Лясковского, а также очерк A. Фадеева «Бессмертие». Уже в следующем году вышла брошюра о «Молодой гвардии» Михаила Котова и Владимира Лясковского, а в 1945 году начал печататься роман Фадеева.


Однако между мартом и сентябрем 1943 года произошло еще одно событие, сыгравшее роковую роль в создании молодогвардейского мифа. После того как первичный материал о «Молодой гвардии» был собран местной комиссией 26 июня 1943 года, из Москвы прилетела комиссия ЦК ВЛКСМ в составе заместителя заведующего спецотделом ЦК A. Торицына и инструктора ЦК Н. Соколова. Главным источником информации для них стала мать Олега Кошевого Елена. В составленной ими докладной записке и была впервые подробно изложена история героических деяний молодогвардейцев, именно там утверждалось, что предателем оказался Третьякевич (потребуется 16 лет, чтобы эта ошибка была исправлена), там же был дан «полный список» членов «Молодой гвардии», который войдет в роман Фадеева. Факты оказались непроверенными, а очеркисты и сам Фадеев, написав роман, по сути, канонизировали эту ложь.

Из-за того что информация об организации стала распространяться столь быстро и широко, одна из многих в то время подпольных организаций превратилась в главный символ массового героизма в советском тылу. Но это имело свою цену: сколько-нибудь серьезного расследования деятельности «Молодой гвардии» не проводилось. Поскольку организация была подпольной и почти все ее участники погибли, а оставшиеся в живых из-за конспирации обладали только обрывочной информацией, картина происшедшего была неясна. Единственным грамотным человеком среди родителей молодогвардейцев была мать Олега Кошевого, которая, по сути, и снабдила журналистов, а затем и Фадеева, своей версией событий.

В результате ее сын Олег Кошевой приобрел статус организатора и руководителя «Молодой гвардии», каковым он не был, а настоящий создатель организации и ее комиссар Виктор Третьякевич превратился в предателя. Сама она и даже бабушка Олега Кошевого были также награждены якобы за участие в деятельности организации.

Реальная картина начала всплывать спустя несколько лет, когда завершилось следствие над полицаями, которые участвовали в пытках молодогвардейцев. И она разительно отличалась от представленной в очерках и романе (а позже и в фильме): оказалось, что многие героические деяния, приписанные молодогвардейцам, осуществлены были не ими, а отступавшими советскими частями, что и самой организации как таковой не существовало. Ее в большой степени придумали сами следователи, чтобы придать поимке молодых людей, торговавших на рынке крадеными рождественскими подарками, больше веса и заработать награды и продвижение.


Все это противоречило широко растиражированной официальной версии. Миф «Молодой гвардии» был скорректирован (позже объявили, что Третьякевич не был предателем, его наградили). Кроме того, выяснилось, что никакого партийного руководства «Молодой гвардией» не осуществлялось. 

Одним из тех, кто пытался развенчать миф о «Молодой гвардии» или по крайней мере поставить его под сомнение, был активист ОУН — Организации украинских националистов, Евген Стахив. Посмотрев фильм «Молодая гвардия» в США, где он жил в эмиграции после отъезда из Украины, Стахив написал статью, в которой был возмущен, что Фадеев вывел его как негативного героя – Евгения Стаховича, согласно роману и фильму якобы предавшего подпольщиков. О том, что роман Фадеева возникал благодаря его дружбе с генералом КГБ Анатолием Торицыным, известно давно. Исполнитель роли Олега Кошевого в фильме «Молодая гвардия» Владимир Иванов в автобиографической книге «Самая дорогая роль» описывает свое знакомство с Торицыным, который показывал ему книгу с такой дарственной надписью Фадеева: 

«Дорогому Анатолию Васильевичу Торицину, чья самоотверженная и честная работа по выявлению деятельности «Молодой гвардии» послужила источником к написанию этой книги. Ал.Фадеев. 14.09.47г., г. Москва».

Евген Стахив считал, что его имя в книге появилось благодаря имевшимся у КГБ документам о националистическом подполье Донбасса. Он даже через суд пытался обелить свое имя, но адвокаты Фадеева настаивали, что Евгений Стахович – вымышленный персонаж. О том, что на Донбассе во время Второй мировой войны существовало именно украинское националистическое антифашистское сопротивление написано немало книг и научных исследований. ОУНовское подполье Донетчины и Луганщины было во многом более мотивированным и эффективным в борьбе с немецкой оккупацией. Целью украинских националистов было восстановление независимости государства Украина, свободного и от немецких и от московских захватчиков. Евген Стахив организовывал ОУНовское подполье на Донбассе и Приднепровье. Он прожил интересную, долгую и насыщенную жизнь. Сохранилось несколько его интервью. Одно из них, а также захватывающие факты биографии Стахива вы сможете увидеть на нашем Патреоне — мы подготовили для вас отдельное специальное видео. Ссылка на Патреон в подсказке, описании и первом комментарии. 

После публикации романа “Молодая гвардия” обстановка, сложившаяся в Краснодоне, стала угрожающей для официальной версии событий. Потерявшие детей родители не готовы были принять вымышленную историю, которую приняла вся страна. В своем отчете в ЦК ВЛКСМ о поездке в Краснодон в декабре 1946 года редактор издательства «Молодая гвардия» А. В. Лукин писал:


“Роман Фадеева «Молодая гвардия» подвергается самой беспощадной и, надо сказать, справедливой критике. Молодежь, учительская общественность и родители молодогвардейцев обвиняют Фадеева в том, что он незаслуженно выдвинул на первый план Кошевого, снизил образ Громовой и особенно Ивана Земнухова, которого весь город считает организатором, руководителем и душой «Молодой гвардии». Жители Краснодона, не стесняясь, открыто, рассказывают об этом всем приезжающим экскурсантам, делегациям и одиночкам. Они обвиняют Фадеева в том, что он ни у кого из краснодонцев, кроме Кошевой, не был. Они, в частности, утверждают, что Фадеев неверно показал и всю организацию в целом ‹…› В настоящее время между семьями молодогвардейцев идет страшная распря. Кое-кто из них дискредитирует память детей. Вину за эту распрю несут Кошевая, Борц и Виценовская. Они занимаются склокой, стараются, пользуясь своей грамотностью, знанием советских законов, занять первенствующее место, пишут клеветнические совершенно необоснованные письма на научного сотрудника областного музея Демьяненко. Они мутят всех, пользуясь неграмотностью родителей молодогвардейцев – людей скромных и честных.”

Память продолжала сопротивляться «полезной истории». Потребовались немалые усилия для того, чтобы заставить родителей молодогвардейцев, открыто возмущавшихся ложью романа, следовать в русле официальной версии, из которой выпали неприглядные факты. Например, о том, что Любовь Шевцова, Виктор Третьякевич и братья Левашовы окончили Ворошиловградскую специальную диверсионную школу особого назначения НКВД Украины (о чем официально не сообщалось); что руководили «Молодой гвардией» Третьякевич и Земнухов, а Кошевой был принят в нее только за месяц до провала организации и никогда не был ее руководителем; что, как установила экспертиза, на временных комсомольских билетах, которые выдавали вступавшим в комсомол молодогвардейцам, подпись Олега Кошевого (в качестве комиссара «Молодой гвардии») была подделана; что Кошевой и Борц первыми бежали из Краснодона после провала организации; что ни мать, ни бабушка Кошевого, в доме которых располагались немцы, по всей видимости, даже не знали о «Молодой гвардии» и что широкая осведомленность матери Кошевого, которая активно сотрудничала с немцами, является «весьма сомнительной»; что, как рассказывали все родители молодогвардейцев, «в первые же дни освобождения Краснодона от немцев Кошевая обходила родителей погибших и снимала своего рода „допросы“ о „Молодой гвардии“. Она даже выезжала в близлежащие поселки. Все, что ей удавалось узнать, она записывала (кстати, она почти единственная грамотная женщина среди всех родителей молодогвардейцев)». О ней самой уже спустя годы вспоминал бывший второй секретарь ЦК ЛКСМУ Петр Тронько: «Мать Олега Кошевого, единственная грамотная из всех родителей молодогвардейцев, женщина ловкая и энергичная, развила бурную деятельность по возвеличиванию сына и изображала работу организации в выгодном для нее освещении».


В 1991–1993 годах в Луганске работала Межрегиональная комиссия по изучению истории «Молодой гвардии». В ее отчете были, наконец, расставлены все точки над i. Так, «на основании анализа архивных документов, воспоминаний многочисленных свидетелей» в частности было признано: 

– что Олег Кошевой в «Молодой гвардии» «был куда более скромной фигурой и по целому ряду объективных и субъективных причин не мог быть организатором и комиссаром комсомольско-молодежного подполья в Краснодоне. Не позволяли, прежде всего, возраст и жизненный опыт»;

– что «особую негативную роль сыграли в утверждении мифологизированной истории „Молодой гвардии“ одноименный роман А. А. Фадеева и книга Е. Н. Кошевой „Повесть о сыне“»;

– что «Елена Николаевна Кошевая, как это установлено комиссией, оказала большое влияние на работу комиссии под руководством А. В. Торицына. Именно ее показания стали основой искажений истории комсомольского подполья. Она же позднее навязала свое, весьма далекое от истины, представление о создании и деятельности и причинах гибели «Молодой гвардии» командированному в Краснодон А. А. Фадееву. Затем, после выхода в свет его романа, в собственной книге, как истину в последней инстанции Е. Н. Кошевая расписала эту историю так, что вся деятельность организации оказалась неразрывно связанной с руководящей и направляющей ролью ее сына»;

– что «Причины гибели молодогвардейцев лежали отнюдь не в предательстве, но «подлинными причинами провала и гибели организации являются: 1. Отсутствие у молодежи опыта подпольной работы и конспиративных навыков. 2. Отсутствие серьезного руководства со стороны „взрослых“. Точнее, отсутствие организованного партийного подполья как такового», а также «низкий, без учета реалий жизни, уровень подготовки Луганским обкомом КП(б) Украины партийно-комсомольского подполья, диверсионных и разведывательных групп на оккупированной врагом территории области. Чтобы скрыть истинные причины гибели молодежного подполья и обелить себя, Луганский обком, совместно с ЦК КП(б) Украины в тесном единстве с органами НКВД – МГБ, „в лучших традициях“ 1930-х гг., разработали обширную версию гибели организации, замкнувшуюся на многочисленных предателях».

Традиционно мифология «Молодой гвардии» связывается с романом Фадеева, который не только резко поднял ее статус, но и кодифицировал основные приемы репрезентации войны в послевоенную эпоху. Однако она начала складываться задолго до появления романа в 1945 году. Основной сюжет будущего романа, а затем и фильма, и театральных инсценировок, и оперы изложен в докладной записке комиссии А. Торицына. Но настоящим конспектом сюжета всех созданных позднее «Молодых гвардий» стала книга журналистов Котова и Лясковского «Сердца смелых» (М.: Молодая гвардия, 1944), которая, в свою очередь, написана по следам работы комиссии ЦК ВЛКСМ и в которой подробно изложена история «Молодой гвардии». Именно из докладной записки взяты описанные там героические эпизоды, имена и конкретные события.

Написанная «по-большевистски» – в духе «боевой партийной публицистики», казенным языком, ходульная, лишенная какой бы то ни было индивидуальности – книга Котова и Лясковского была образцом советской журналистики – очередной героической историей, о которых едва ли не ежедневно рассказывала советская печать. Этот материал не имел никаких шансов для того, чтобы превратиться в один из самых распространенных героических мифов войны, переживших советскую эпоху, без той беспрецедентной эстетической обработки – идеализации, романтизации, сублимации, героизации, – которую он прошел средствами соцреализма в появившихся позже романе, фильме, опере, симфонии, картинах, памятниках, множестве символических жестов и ритуалов. 

Частью столь настойчивого продвижения романа к читателю были усилия библиотечных работников, проводивших по нему бесконечные обсуждения, читательские конференции и диспуты (так что спустя всего год опыт этого продвижения уже начал обобщаться в специальных изданиях). Буквально с печатного станка роман вошел в советский литературный канон, что было беспрецедентно (даже роману Островского «Как закалялась сталь» потребовалось для этого несколько лет). Но даже став уже в 1947 году (еще в первой своей редакции) предметом изучения в средней школе, роман Фадеева оказался в исключительном положении: он изучался в течение всех лет учебы в школе – знакомство с ним начиналось в пятом классе, продолжалось в седьмом и завершалось в десятом. Даже знакомство с творчеством Пушкина, Лермонтова и Гоголя, которое также распределялось по годам, не было связано с одним текстом – в разные годы школьники изучали разные произведения классиков. С романом Фадеева они не расставались до окончания школы. Не удивительно, что роман оброс огромной методической литературой.


Как известно, первая версия романа Фадеева была подвергнута официальной критике и последующим существенным переделкам. Речь шла о том, чтобы показать «партийное руководство» молодогвардейцами. С первой публикации романа и присуждения ему Сталинской премии первой степени до его критики в печати прошло полтора года. Эта задержка объясняется, очевидно, тем, что Сталин познакомился с романом, только посмотрев фильм Сергея Герасимова, снятый в 1947 году. Как бы то ни было, Герасимов ввел партийных руководителей в фильм, а Фадеев засел за переделку, а точнее, за расширение романа. Он заново написал семь глав и сильно переработал еще двадцать пять глав романа. В результате сделанных им дополнений количество глав выросло с пятидесяти четырех в первой редакции до шестидесяти четырех во второй. Многие главы были существенно расширены – главным образом за счет рассказа о «партийном руководстве». Тема «отцов» заняла в романе настолько важное место, что сам Фадеев шутил в разговорах с друзьями, что он «переделывает „Молодую гвардию“ на старую».

Сегодня существуют две другие «Молодые гвардии»: называющаяся так молодежная организация партии «Единая Россия» и «молодогвардейцы» – главная молодежная организация «ЛНР», возникшая после событий 2014 года. Борьба с «фашистами» или «карателями», как называют украинскую армию сторонники поддержанного Россией сепаратизма в Донбассе, тоже питается мифом о «Молодой гвардии». Когда Украина стала независимой, миф этот на какое-то время забылся, но в начале 2000-х возродился снова – после прихода к власти в Луганской области Александра Ефремова и его сторонников, влившихся в Партию регионов экс-президента Украины Виктора Януковича. Украинские власти тогда даже на официальном уровне объявили о торжествах по поводу 65-летия подпольной организации. И совершенно немудрено то, что миф о «Молодой гвардии» сыграл свою роль и в событиях 2014 года. В Луганской области до 2014 года и начиная с 1998-го, когда Ефремова назначили главой Луганской госадминистрации, всем управляли выходцы из комсомольской номенклатуры. Ефремов вокруг себя собрал бывших первых секретарей горкомов, райкомов, и вся эта компания не знала другой идеологии, они сплотились на том, что все они были в комсомоле. 

Миф о “Молодой гвардии” к сожалению еще жив, несмотря ни на какие НО и продолжает оказывать влияние на настоящее и будущее. И пока он не будет разрушен, а также пока не будут повержены остальные мифы советской эпохи, до той поры людьми, верящими в подобные легенды можно будет с легкостью манипулировать, также, как и жителями оккупированного Крыма и Донбасса в 2014-м.


Добавить коментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.