МИФ О КУЛИКОВСКОЙ БИТВЕ

В сочинениях российских историков Куликовская битва имеет вид одного из крупнейших сражений средневековой Восточной Европы и важнейшего события в истории Московии. Но даже поверхностное знакомство с летописными источниками  способно поколебать укоренившиеся представления о так называемой битве на Куликовом поле, созданное усилиями официозной московской историографии. И главный вопрос таков: а была ли битва на самом деле? Сразу озадачу возможных критиков, которые предъявляют к нашему каналу претензии на якобы неправдивость и притягивание за уши фактов. Вот смотрите: пишут, что Куликовская битва состоялась в 1380-м году. Считается, что Московиты победили в этом сражении войско беклярбека Мамая. Но продолжили платить Золотой Орде дань. И платили еще целых 100 лет после означенного сражения. Где же логика? Так может битвы не было и вовсе? Или победы не было… В общем что-то с Куликовской битвой точно не так. Особенно если сравнить дошедшие до наших дней источники, пестрящие неточностями и противоречиями. Давайте-ка разбираться!

Основные источники с упоминанием о событии хорошо известны, и находятся в открытом доступе. Это «Краткая летописная повесть о Куликовской битве», «Пространная летописная повесть о Куликовской битве», «Задонщина» и «Сказание о Мамаевом побоище». 

Наиболее подробно о битве на поле Куликовом повествует «Сказание о Мамаевом побоище». Критические исследования историков нового времени, при сравнении  с другими источниками, обнаружили в «Сказании» множество анахронизмов, неточностей и ошибок. Что и неудивительно – по мнению выдающегося российского историка А. А. Зимина и других ученых, вероятнее всего это произведение было создано в 80-90 годы ХV века людьми церкви. Более чем через век после события!


«Краткая летописная повесть о Куликовской битве» считается наиболее ранним текстом о Куликовской битве, и написана не ранее 1408 года. Через 28 лет после сражения. Казалось бы – вот оно свидетельство очевидцев. Как бы не так! 1408 год – дата условная. И даже если она верна, то участник Куликовской битвы, диктовавший писарю свои воспоминания,  должен был быть не моложе 50 лет. Учитывая среднюю продолжительность жизни того времени, где мужчина лет сорока считался стариком, это крайне сомнительно. Откуда же брали информацию? У современного человека ее избыток. В средние же века все было с точностью до наоборот. Все новости узнавали из слухов. Никаких СМИ не было. Официальная информация распространялась через объявления в церквях и оглашения указов в публичных местах городов. От Москвы до Великого Новгорода человек не мог добраться раньше чем месяц, и то если двигался без остановки. За столетие во всей Европе создавали текстов меньше, чем публикуется в вашей фейсбучной ленте в течение часа. Возникает вопрос – откуда автор «Краткой повести» черпал информацию? Из рассказов воевавшего деда, о котором остались смутные воспоминания внука, внимавшего воспоминаниям старца в нежном возрасте?

«Пространная летописная повесть о Куликовской битве», по упоминаемым в ней людям и событиям, датируется российскими историками временем не ранее 1425 года. «Задонщина» также имеет краткую (по кирилло-белозерскому списку) и пространную версии. Краткая версия возникла не ранее 10-20 годов  ХV века, пространная – лет на 100 позже. Произведение является поэмой, имеющей много мест, как прямо, так и косвенно, совпадающих со «Словом о полку Игореве». Изучать по «Задонщине» историю Куликовской битвы сродни анализу событий Второй мировой войны по поэме «Василий Теркин».

Следует отметить, что все упомянутые выше источники не являются документальными произведениями, а без всякой натяжки должны быть отнесены к художественной литературе. Кроме упомянутых источников существуют произведения российского фольклора сказочного жанра, записанные не ранее ХІХ века. Отдельные упоминания о сражении с татарами имеются в источниках Московского княжества, а также за его рубежами. Они будут приведены чуть позже.

Кстати, если говорить о татарах Крымского ханства, то Московия выплачивала дань Ханам Крыма вплоть аж до Петровских времен. Почему московиты так боялись Крымского хана и по какой причине до сих пор мстят крымско-татарскому народу? Ответ на этот вопрос есть на нашем Патреоне. Мы сделали отдельное специальное видео на эту тему. Ссылка на Патреон тут.


Все упомянутые выше московские источники едины во мнении о том, где произошла Куликовская битва. Это «между Днепром и Доном», там, где река Непрядва впадает в Дон. Казалось бы – вот она истина! Все источники говорят об одном! Но, есть одно НО. Археологи Российской империи, СССР и современной РФ буквально перелопатили всю указанную местность, а нашли менее десятка наконечников стрел, да пару фрагментов защитного облачения воинов. Что в сухом эквиваленте равняется паре дырок от бублика. Ибо не могла кровавая битва пройти бесследно. А ведь насколько эпически описано:

«Выстроились оба войска и бросились в бой, противники сошлись — и была долгая битва и злая сеча. Целый день бились, и пало бесчисленное множество мертвых с обеих сторон» 
(«Краткая летописная повесть о Куликовской битве») 

Даже если бы победители собрали все оружие и доспехи, должны были остаться фрагменты вооружений, не говоря уже об останках погибших воинов. И это при том, что князь Дмитрий, прозванный почему-то Донским, приказал похоронить павших московитов и их союзников на поле боя:

«Стоял князь великий за Доном на костях восемь дней, пока не отделили христиан от нечестивых. Тела христиан в землю погребли, а нечестивых тела брошены зверям и птицам на растерзание. («Сказание о Мамаевом побоище»). 

Но никаких останков нет, от слова совсем. На этом можно было бы закончить, ибо умному достаточно. Но, давайте продолжим и развеем миф о Куликовской битве окончательно и бесповоротно.

Князь Дмитрий Иванович (Донской) «собравшись со всеми князьями русскими и со всем войском, немедленно выступил из Москвы против своих врагов, чтобы защитить свою вотчину, и пришел в Коломну, и собрал воинов своих сто тысяч и пятьдесят тысяч, не считая княжеской рати и отрядов местных воевод. От начала мира не собиралось такого войска русских князей и местных воевод, как при этом князе. Было же всего войска и всех ратей полтораста тысяч или двести». («Пространная летописная повесть о Куликовской битве»). 


Но Лицевой (Никоновский) свод ХVІІ века, пересказавший  «Сказание о Мамаевом побоище», счел 200 тысяч недостаточным, и выдал:

«А тут пришло множество пеших воинов, местных жителей и купцов со всех городов и земель. И даже глядеть было страшно — такое великое множество собралось людей, идущих в степь на бой с татарами. Стали считать, сколько их всех, и насчитали более четырехсот тысяч, конницы и пехоты». 

Как говорится: «Мели Емеля, твоя неделя». Другие же источники ничего не сообщают о количестве воинов принявших участие в битве.

В те времена воины прибывали к месту сражения без боевого облачения. Доспехи, а также продукты для бойца и его коня (если он всадник) везли в телегах. На троих пеших воинов, как и на пять всадников, полагалась одна телега с лошадью. Длина такого транспорта равнялась 6 метрам. Учитывая, что обоз идет плотно, не растягиваясь (что невероятно), и что в войске Дмитрия одни всадники (что не менее фантастично), получаем 180 километров обоза, без учета всадников, не говоря о пехоте! По-прямой, от Москвы до Непрядвы около 250 километров. Учитывая, что головной полк московитов дошел к полю Куликову, получается, что арьергард еще не выступил из Москвы! Мало того, такое количество воинов, не считая телег, просто не вместится на поле Куликовом, и это без учета воинства Мамая! Ну и как вам такая арифметика?

Кроме «Задонщины», все источники сообщают, что князь Олег Рязанский был союзником Мамая. И хотя воинство Дмитрия Донского и его брата Владимира Андреевича проходило на битву с Мамаем через земли Рязанского княжества, князь Олег никак им не воспрепятствовал. Более того, Олег Рязанский не воссоединил свою армию с Мамаевой, а чего то ждал, наверное, доброго расположения духа московского борзописца, повествующего о тех событиях в надежде на легковерность будущих читателей.

При описании финала сражения пишут, что сам Мамай бежал вместе со своим разгромленным войском. При этом многие его воины почему-то утонули в реке Непрядве, которая находилась в тылу московитов. Так мамаевцы бежали от врага или на врага? Через некоторое время Мамай собрал армию для битвы с ханом Золотой Орды Тохтамышем, а воинство победоносного Дмитрия Донского грабили рязанцы при возвращении с битвы. Странное дело: побежденный Мамай сражается с новым сильным врагом, а победителя Дмитрия обижают небольшие банды разбойников! 


Вообще, примерно половину «Сказания о Мамаевом побоище» занимают описания молитв, знамений и благословений князя Дмитрия благочестивыми попами. Автор на полном серьезе, повествует о том, что войско Мамая разгромили святые Борис и Глеб, и иже иные святители с ними. Объяснение этому довольно простое. «Сказание» писал монах. Он постился, и время от времени употреблял постные блюда наверное из каких-то грибов. Иначе объяснить написанное сложно. Монахи сочиняли свои писания, основываясь либо на мистических видениях, порожденных особой диетой, либо руководствуясь указаниями светской власти, дарующей мирские блага и беспощадно карающей за малейшее ослушание. Как следствие, мы читаем о бестелесных святых, побивающих басурман, о битве, не оставившей материальных следов, и прочую благочестивую чушь.

Поединок Пересвета с Челубеем считается визитной карточкой так называемой Куликовской битвы. В литературе Московии все без исключения сведения о поединке перед боем относятся к жанру былин и сказок. Летописи нигде, кроме «Сказания о Мамаевом побоище», не упоминают о поединках. Точно так же в армии Золотой Орды традиции поединков перед боем не было. Бой Пересвета с Челубеем наглядно демонстрирует, что монах сочинивший его, хотел померяться силами с авторами рыцарских романов, появившихся тогда в Европе.

Великий полководец Дмитрий Иванович Донской не стал командовать своей армией, как делали все монархи средневековья. Ведомый высокой духовностью он отдал свои доспехи боярину Михаилу Андреевичу Бренку, сам обрядился в облачение простого ратника. «Сказание» утверждает, что князь Дмитрий бился как простой воин. Из чего следует, что битвой он не командовал, следовательно, никаких заслуг в победе не имеет.

По окончанию сражения князь Владимир Андреевич, двоюродный брат и союзник Дмитрия, еле нашел князя Московского. «Сказание» повествует, что Дмитрий лежал под срубленным деревом без сознания, в изрубленных латах, но сам цел и невредим. Наверное изнемог, вышел из боя и прилег вздремнуть. Почему он лежал под срубленным деревом, кто его срубил, «Сказание» умалчивает. Может князь Дмитрий неистово рубился с деревом? Может дерево услужливо срубила свита, что бы князь невзначай не замерз холодным сентябрьским днем, и грел свои благородные косточки под нежарким осенним солнцем? Почему князь лежал там, не подавая о себе вести? 


Как бы там  ни было, заслуги князя Дмитрия в победе на поле Куликовом, судя по «Сказанию о Мамаевом побоище», нет никакой. Все решили его двоюродный брат князь Владимир Андреевич, и главное – таинственный княжий воевода Дмитрий Боброк Волынец.

Что пишут источники о потерях? 

«Тогда сказал великий князь Дмитрий Иванович: «Сосчитайте, братья, сколько осталось всех нас». И сосчитали, и сказал Михаил Александрович, боярин московский: «Господин князь, осталось всех нас сорок тысяч, а было всех нас больше четырехсот тысяч, конницы и пехоты»». (Лицевой свод…)

Князь Дмитрий повелел захоронить всех своих. Но все останки павших московитов и их союзников, растворились в земле как сахар в горячем чае. По крайней мере, длящиеся более полувека регулярные археологические раскопки на поле Куликовом, не обнаружили никаких костных останков. От слова абсолютно. Нет даже фрагмента кости! 

Интересно, есть ли упоминание о “Куликовской битве” в зарубежных источниках? Ибн Хальдун в «Книге назидательных примеров» описывая события тех лет и жизненный путь Мамая ни словом не упоминает ни о каком славном сражении Дмитрия Донского с Мамаем. Уже в наше время белорусский историк Ф. Подберезкин, обнаружил в европейских источниках сообщения о якобы Куликовской битве:

«Также в это время была в одном месте, что зовется Флавасер (Flawasser), великая битва между русскими и татарами, каковых до сей поры между людьми не было. Ибо в ней погибло 200 000 человек… Победа склонялась к русским, которые захватили немало скота, ибо иной добычи эти народы не знают. Но русские недолго радовались победе, ибо татары объединились с литвинами, побили русских, отобрали у них скот». (Альберт Кранц. Вандалия. Любек: 1519 ).

Это сообщение не подтверждает, а опровергает московские источники. Татары в союзе с литовцами, победили «русских». Путаницу усиливает сообщение монаха-францисканца Дитмара Любекского, составленное до 1395 года. 

«В то же время была там великая битва у Синей Воды между русскими и татарами, и тогда было побито народу с обеих сторон четыре сотни тысяч; тогда русские выиграли битву. Когда они хотели отправиться домой с большой добычей, то столкнулись с литовцами, которые были позваны на помощь татарами, и взяли у русских их добычу, и убили их много на поле».


Иоганн фон Посильге из Пруссии, писавший не позднее 1406 года, повторяет в своих записях тот же текст почти слово в слово. Скорее всего хронисты написали это с чужих слов, не вникая в подробности. Заметно, что западные хронисты знают о битве на Синих водах 1362 года, которая велась между Великим князем Литовским, Русским и Жемайтийским Ольгердом и татарами. Ни о каком князе Дмитрии из Москвы все хронисты знать не  знают. Отметим, что в те времена Русью называли Украину, Литвой – современную Беларусь, Жемайтией – Литву, а современную Россию – Московией, Залесьем, Залесской Ордой, Тартарией  или Золотой Ордой. 

И что мы имеем в итоге? Повествующие о Куликовской битве средневековые источники Московии являются художественными произведениями, написанными значительно позже описываемых событий, из недостоверных источников. Они противоречат как друг другу, так и самим себе, а также здравому смыслу. Монахи, составившие данные опусы, выполняли княжий (государственный) заказ, и радели более об упрочении православной веры и престиже правящей династии, нежели о точном воспроизведении  произошедших событий. Об этом свидетельствуют многочисленные сообщения о молитвах, благословениях и знамениях, оставляющим реальным историческим событиям роль второго плана. Достоверность фольклорных произведений приблизительно соответствует реальности событий «Властелина колец» Джона Толкиена. Источники вне Московии знают лишь о битвах с татарами, но не на Дону и без упоминания хоть какого-нибудь московского князя. Все попытки состряпать рассказы о великом полководце Дмитрии Донском вызваны вполне понятным желанием потомков возвеличить своего предка, даже посредством небылиц образца «деды воевали». Кроме анализа источников, это становится абсолютно понятным, после знакомства с историей Московии. В соответствии с ней, в результате Куликовской битвы 1380 года, Москва прекратила выплачивать дань Золотой Орде уже в 1480 году (пустячок – всего через 100 лет), а Крымскому ханству – уже в 1700 году (320 лет – сущая мелочь, по сравнению с вечностью). Таковы результаты выдуманной Куликовской битвы, страны, чьи правители и в наши дни лживы, солдаты не имеют знаков различий, а спортсмены – флага и родины.


2 комментария

Добавить коментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.