КАЛАШНИКОВ: МИФ О “ВЕЛИКОМ” ОРУЖЕЙНИКЕ И “ЛУЧШЕМ” АВТОМАТЕ В МИРЕ

АКМ или АК — эти аббревиатуры знают все. Автомат Калашникова — гордость каждого советско-российского человека, своеобразный бренд “русского мира”. “Культурный бренд России”, как цинично назвал это оружие министр культуры РФ Мединский. Такой же бренд, как матрешка, гармошка, балалайка, кокошник и лапти. Хотя, на самом деле, все это русскими заимствовано или попросту украдено у других народов. С Калашниковым абсолютно та же история. Не случайно на памятнике советскому оружейнику изобразили чертеж автомата Хуго Шмайссера StG 44, поразительно напоминающего АК-47. Почему это было сделано? По ошибке, незнанию или чьему-то злому умыслу? Кто на самом деле сконструировал автомат Калашникова? Был ли сам конструктор “великим” оружейником, как его называет советско-российская пропаганда? Является ли автомат Калашникова самым популярным и продаваемым в мире? Какую же все таки роль во всей этой истории сыграл Хуго Шмайссер? Что-то здесь явно не так! А что именно — давайте разбираться!


Легенда о так называемом великом советском оружейнике Михаиле Калашникове известна многим, особенно в России. Коротко она звучит так: Будучи в отпуске по ранению, главный герой смастерил в железнодорожных мастерских пистолет-пулемет, который понравился начальству. Толкового паренька оценили и пристроили в 1942 г. служить на Центральный научно-исследовательский полигон стрелкового вооружения Главного Артиллерийского управления РККА, где он и начал творить. Сначала сделал ручной пулемет (1943), потом самозарядный карабин (1944). Наконец, в 1945 г. он приступил к разработке автомата, победил в конкурсе в 1947 г. и таким образом стал автором самого знаменитого и массового оружия XX века.

После ознакомления с этой легендой не могут не возникнуть сомнения в правдивости истории и совершенно закономерные вопросы. Например весьма сомнительно, что один человек без технического образования, пусть даже очень талантливый, способен обойти не просто именитых конструкторов, а целые конструкторские бюро. Также, по мере знакомства с автоматом не может не озадачить вопрос: а что же, собственно, изобрел сам Калашников? Ведь абсолютно все механизмы и узлы автомата не являются уникальными, все это уже было реализовано раньше другими конструкторами. Единственное, что действительно было новым в автомате Калашникова – конструкция переводчика режимов огня, совмещенного с предохранителем, но механизм этот был настолько нефункциональным, что в итоге от него попросту отказались. Правда, новым это было только для советского оружия, а вот на полуавтоматической винтовке Браунинга Remington 8 такая деталь появилась еще в 1905 году.

Еще немного технических подробностей для понимания вторичности конструкции калаша. Способ крепления приклада и принцип запирания поворотом затвора на боевые упоры был заимствован у самозарядного карабина Вальтера. Впрочем, в распоряжении Калашникова был и американский карабин М1, где была реализована та же затворная схема. Вынос вверх затворной группы с большими зазорами, а также обеспечение контактного взаимодействия движущихся частей через малые площади были заимствованы Калашниковым у автомата Судаева. Конструкция затворной рамы, общая компоновка ствольной коробки и размещение возвратной пружины с направляющей  были скопированы у опытного автомата Булкина, который конкурировал с Калашниковым в конкурсе на лучший автомат в 1947 г. Ударно-спусковой механизм и затвор  скопипащены с американской винтовки М1.


Всего пара часов использования Гугла – и реальная история Калашникова, человека и автомата, встает перед глазами. Делюсь своими выводами. Вообще, если кто-то думает, что конкурсы по выбору оружия – это что-то вроде спортивных состязаний, где побеждает сильнейший, тот глубоко заблуждается. В российских реалиях всегда, и до сих пор тоже, тот, у кого больше связей и влияния – тот и проталкивает свои образцы вооружения. И еще очень многое зависело от случая. 

После того, как в СССР пришли к выводу о высокой эффективности промежуточного патрона благодаря появлению на фронте первых немецких штурмовых винтовок (StG-44) и изучению американской М1, была начата разработка аналогичного советского патрона. Промежуточным его называли именно потому, что он находился как бы в промежутке между пистолетным и винтовочным патронами, то есть был значительно мощнее пистолетного и слабее винтовочного. Автомат под него проектировал советский конструктор Алексей Судаев.

Многие знают знаменитый пистолет-пулемет Шпагина ППШ-41, однако о его недостатках теперь уже мало кто вспоминает. Например о том, что диски к автомату приходилось подгонять на заводе вручную, и магазин от одного ППШ к другому просто не подходил. В конце концов от неудобных, капризных и ненадежных дисковых магазинов отказались в пользу унифицированных секторных, но проблема слишком высокой скорострельности ППШ или его большого веса так и не была решена.

А вот пистолет-пулемет Судаева распиарен гораздо меньше, хотя это был настоящий шедевр – компактнее ППШ, легче его на 2,5 килограмма(!!!), требовал при изготовлении в два раза меньше металла и в три раза меньше трудозатрат. После войны о ППШ забыли, а вот ППС производился вплоть до 80-х годов в разных странах мира, а используется он и поныне.

В общем, мало кто сомневался, что автомат под новый патрон будет создан именно Судаевым, чей проект АС-44 победил в конкурсе наркомата обороны, хотя и не достиг еще требований, предъявленных заказчиком. АС-44 был выпущен малой партией и уже отправлен на войсковые испытания. Но Судаев умер, не успев довести свою конструкцию до ума. В 1945 г. был объявлен новый конкурс, в котором поучаствовал Калашников, служивший в то время на Научно-исследовательском полигоне стрелкового и минометного вооружения в подразделении инженер-майора Лютого. Калашников конструирует свой первый автомат (условно назовем его АК-46). Образец испытывает старший лейтенант Пчелинцев, и делает вывод, что «система несовершенна и доработке не подлежит». Инженер-испытатель Пчелинцев был абсолютно прав, Калашников представил на испытания хлам. И вот тут начинают происходить странности.


Михаил Тимофеевич обращается за помощью к своему начальнику Лютому и тот фактически фальсифицирует акт испытаний, рекомендуя автомат к доработке. Но по словам самого Василия Федоровича он, опытный инженер, понимал, что конструкцию придется разрабатывать заново. И лично внес в конструкцию (на минуточку!) 18 конструктивных изменений. То есть фактически предложил свою концепцию. Так же известно, что над новым автоматом работал также инженер-майор Владимир Дейкин. Именно этот образец и был представлен на конкурсе в конце 1946 г. наряду с автоматами конструкторов Булкина и Дементьева. Однако АК-46 проиграл и должен был выбыть из конкурса.

Но, как пишут биографы Калашникова, молодому конструктору удалось добиться отмены этого решения. Ага, представьте себе сержанта без технического образования который вот так запросто убедил генералов не снимать с конкурса негодный и бесперспективный по мнению экспертов образец. Бред! На самом деле лоббировали «проект Калашникова» влиятельные офицеры научно-исследовательского полигона, которые, собственно, его и испытывали. Продвигали «своего». Снова волшебным образом заключение комиссии меняется. Лютый, пользуясь своим положением, командирует Калашникова на ковровский завод и пишет рекомендательное письмо, прося содействия молодому «самородку» Калашникову. Могло ли руководство завода отказать в просьбе? Пожалуй, нет, ведь Лютый был не последним человеком на полигоне, где решалась судьба в том числе и ковровских изделий. И потому работу над АК-46 продолжилась под руководством опытнейшего конструктора завода Зайцева.

Впрочем, Зайцев, сразу понял, что «дорабатывать» образец бессмысленно и коллектив под его руководством осуществил  глубокую переработку конструкции, внеся более 400 (!!!!) изменений, которые практически ничего не оставили от протитипа. Спрашивается, что плохого в таком доведении конструкции? Дело в том, что по условиям конкурса авторы имели право вносить в свои образцы незначительные изменения. Между тем конструкция Калашникова подверглась полному перепроектированию. 

Кстати, а что в это время делал Хуго Шмайсер, которого особисты в числе нескольких десятков инженеров вывезли в совок и заставили пахать в шарашке за миску баланды? На самом деле, несмотря на внешнее сходство STG-44 и АК-47 к Калашникову Шмайсер никакого отношения не имел, потому что прибыл в СССР непосредственно перед вторым этапом конкурса, на котором принималась модель автомата. Прототип АК тачали в Коврове, а Шмайсер работал в Ижевске, где в 1947-1949 гг. была изготовлена опытная партия автоматов Калашникова. Если бы АК проектировали немецкие специалисты, то они бы сделали оружие, по характеристикам уж никак не хуже знаменитого STG-44. Т.е. сам факт существования убогого, мягко говоря, автомата Калашникова говорит о том, что немцы точно не касались его проектирования. Да и при ближайшем рассмотрении конструктивно Шмайсеровский STG-44 очень сильно отличается от автомата Калашникова.

Шмайсер был отменным потомственным инженером-оружейником, оказавшим огромное влияние на разработки пехотного вооружения во всем мире. После Первой Мировой Войны Шмайсеру пришлось изобретать новые образцы оружия абсолютно нелегально. Как вы думаете, почему? Эти и другие подробности интереснейшей биографии Хуго Шмайсера, а также то, как его угораздило оказаться в Советском Союзе, вы можете узнать из специального отдельного видео, размещенного на нашем Патреоне. Ссылка на Патреон в подсказке, описании и первом комментарии.


Ну а что же именно делал Шмайсер в Ижевске? Вот характеристика, данная директором завода Сысоевым в сентябре 1951 г.

«Шмайссер на Машиностроительном заводе работает с 5 ноября 1946 года. За этот период выполнял работы:

а) консультации по проектированию образцов пехотного стрелкового оружия.

б) разработан проект коробчатого магазина к пистолету-пулемету образца 1941 года. (П.П.Ш).

в) разработан проект магазина к винтовке образца 1891 года.

г) разработан эскизный проект автомата под немецкий патрон 08.

Из-за отсутствия технического образования никакие работы выполнять не может. Никакой пользы за время пребывания не принес. Психология капиталистическая. Разлагающе действует на остальных немецких специалистов».

То, что Хуго Шмайсер не имел никакого касательства к автомату Калашникова, говорит еще и следующая строчка характеристики Сысоева: «С секретными работами на заводе не знаком». Автомат Калашникова в то время был самой секретной работой, секретнее просто быть не может. А то, что на постаменте памятника оружейнику Михаилу Калашникову в Москве в 2017-м появился чертеж немецкой штурмовой винтовки, так это… ошибочка, т.е. обычное российское разгильдяйство, наблюдаемое во всех сферах жизни эРеФии. От этого у них и самолеты падают и ракеты не взлетают. Но ошибочное изображение на памятнике это еще пол беды. Хотя как посмотреть. Символы часто имеют куда большее значение, чем танки и пушки.

Однако вернемся в 1947-й. Зачем В пытания всех конкурсных образцов, и потому он не мог быть одновременно и судьей и участником соревнований. Но он имел возможность детальнейшим образом ознакомиться с конкурсными образцами, представленными другими авторами. В общем, если называть вещи своими именами, он просто украл у них все лучшее и между первым и вторым турами конкурса коллективом авторов был разработан новый автомат, который и был представлен комиссии ПОД ВИДОМ автомата Калашникова. Единственное, что сдерживало конструкторов – необходимость внешнего сходства с прототипом.

Один из членов конкурсной комиссии, увидев, что АК-46 был глубоко переработан, возмутился и потребовал снять его с конкурса за грубые нарушения условий, но ему заткнули рот, ведь решающее слово было за коломенскими испытателями, которые «не заметили», что в туре участвует совсем другой автомат. Но АК-46 снова проиграл, причем обоим своим конкурентам – автомату Булкина и Дементьева. Спасло проект то, что ни один из конкурсных образцов не дотянул до уровня всех тактико-технических требований, сформулированных заказчиком.

А теперь попробуем ответить на вопрос: какое отношение сержант Калашников имел к автомату, названному автоматом Калашникова? Да почти никакого! На самом деле это оружие было бы правильнее назвать как-то по другому, например автомат имени Калашникова, потому что его спроектировал вовсе не сержант Миша Калашников, а группа вышеупомянутых инженеров. Собственно, даже в процессе конкурса на автомат под промежуточный патрон для Советской армии вы видим целых два автомата, очень сильно отличающиеся друг от друга: первый (условно АК Лютого) очень мало похож на второй (АК Зайцева) и имеет крайне сырую конструкцию. Это неудивительно, ведь фактически шел поиск формы вживую: то есть делалось все на коленке, эмпирически. Никаких предварительных концептуальных разработок не велось, никто не знал, что же получится в итоге. Это очень русский способ проектирования, соответствующий их культуре: давайте сделаем что-нибудь, авось получится. 


Вот примерно на таком уровне АК и изобретался. Военные эту философию разделяли в полной мере. В Советской армии солдат стрелять, собственно, и не учили. А там, где учили, это выглядело так: привели взвод на стрельбище, и быстренько прогнали через огневой рубеж: три выстрела одиночным лежа, потом три одиночным с колена, оставшиеся девять патронов короткими очередями из положения стоя. Рядовой Иванов стрельбу окончил! Молодец Иванов, получи значок! Каков прок от такой профанации? Боевая стрельба к этому цирку не имеет никакого отношения. Но генералов это нисколько не беспокоило, ведь у страны есть ядерная бомба! Поэтому АК советских генералов устраивал полностью. Ведь чем оружие примитивнее, тем сложнее его испортить. Советским генералам важно было, чтоб при чистке автомата младший сержант Иванов не потерял какой-нибудь штифт. Поэтому никаких штифтов в советском автомате быть не должно! А как это оружие стреляет, абсолютно никого не беспокоило, потому что стрелять из него никто не собирался. Ущербность автомата Калашникова заключалась в том, что в угоду примитивности конструкции и безотказности были принесены в жертву точность боя и живучесть оружия. То есть принципиально улучшить кучность стрельбы данной конструкции не представлялось возможным. 

Офицеры НИПСМВО, проводившие полигонные испытания должны были понимать, что АК – это тупик, по кучности, автомат не дотягивает даже до образцов Второй мировой войны — Stg 44 и американской  М-1. Однако они хором пели одну и ту же песню: надо рекомендовать АК в серию, а над кучностью можно поработать потом. Поступивший на завод образец автомата к массовому производству оказался непригоден. Поэтому первую партию АК с горем пополам в Ижевске делали два года, а всего адаптация заведомо порочной модели к серийному производству ЗАНЯЛА 12 ЛЕТ! Вы можете представить себе это безумие? Гораздо проще было просто взять и разработать автомат с нуля с учетом современных возможностей производства – это было бы и быстрее и гораздо дешевле. Но в СССР так было не принято из-за порочной системы управления, при которой принимали решения одни, мучились с производством другие, а эксплуатировали, матеря первых и вторых – третьи. Поэтому изменять конструкцию автомата пришлось в ходе производства. В результате усилий ижевцев на свет появился тот самый знаменитый калаш – АКМ, который прославил имя Калашникова на весь мир, хотя он не имел к этому абсолютно никакого отношения.


Самое любопытное, что за 66 лет, с 1947-го и до конца своей жизни в 2013-м, Михаил Калашников больше не создал абсолютно ничего — ни пистолета, ни ножа, ни винтовки, ни пушки. Биография говорит, что он принимал участие в разработке то того, то сего, в основном на основе автомата Калашникова, но как и ранее за “выдающегося” советского оружейника пахали другие. Он пробовал сконструировать снайперскую винтовку и пистолет, но ни то ни другое до испытаний так и не дошло. Ситуация напоминает историю с Шолоховым, как и “выдающийся” советский писатель, Калашников, как с человек с идеологически правильной биографией был просто назначен на роль выдающегося конструктора. Кстати, кому интересно узнать, что не так с Шолоховым, смотрите отдельный ролик на канале. Я оставлю ссылку в описании.

Неизвестно, кто придумал байку о том, что АК – дешевое оружие. Наоборот, калаш – чемпион мира по дороговизне в производстве. Это было поистине золотое оружие! Себестоимость автоматов первых серий превышала 2 тыс. руб. Для сравнения: автомобиль «Москвич-402» продавался по цене 9 тыс. руб. В год производилось более 300 000 автоматов. При изготовлении только ствольных коробок в отходы уходило около 80% массы заготовок, а это примерно 1,5 тысяч тонн отборной стали в год (по аналогии из этого можно было сделать где-то 100 БМП). 

Апологеты “русского мира”, хватаясь за последнюю соломинку, решительно заявляют: зато, дескать, калаш – самый надежный  автомат. Ребята, а с чем вы его сравнивали по надежности? Ну-ка, представьте результаты сравнительных испытаний! Кстати, еще во время испытаний АК конструкции Зайцева продемонстрировал свою, скажем так, сомнительную надежность. На ствольной коробке в месте сочленением со стволом образовалась трещина. Комиссия отмахнулась: мол, фигня, это легко устранить. И таких недоработок была уйма.

Короче, надежность АК – это не просто миф, а откровенное вранье. Низкая надежность данной оружейной системы отмечается в международном патенте от 1999 года. В котором кстати Калашников указан не как автор, а как один из соавторов.

«Недостатком указанной модели является невысокая надежность, отказы оружия при использовании в крайних климатических и экстремальных условиях, невысокая кучность стрельбы, недостаточно высокие эксплуатационные характеристики»

Патент был оформлен в 1997 г. не на корявую залипуху образца 1947 г, а на оружейную систему, оттачиваемую в течение 50 лет! Но, как видим, правообладатель признает, что калаш неточен, ненадежен и подводит в экстремальных условиях. Теперь вы знаете, почему так получилось. 

Кстати, попробуйте ответить на вопрос: сколько автоматов им. Калашникова удалось продать за 70-летнюю историю АК? Да почти нисколько. Да-да-да. Ну и что, что калашниковых полным полно в странах третьего мира? Калаши всегда раздавали аборигенам бесплатно. У Восточной Европы тоже не было выбора, Советский Союз за свой счет наводнил этим оружием страны Варшавского договора. А как только Берлинская стена рухнула, они принялись спешно закупаться нормальным оружием.

Не смотря на все вышеперечисленное автоматом Калашникова в России принято гордиться. Многие в РФ понимают патриотизм так: надо нахваливать все свое (водка, балалайка, АКМ, «Жигули») и хаять все чужое. Но я почему-то думаю, что патриот должен дать своей армии лучшее оружие, а не пиарить устаревший хлам. Вот, американцы, например: они свою М16/М4 не объявляют лучшим оружием всех времен и народов, хотя система состоит на вооружении более 90 стран мира (для сравнения: АК пользуют только лишь 50 стран), а активно закупают для своего спецназа бельгийские автоматы и винтовки, которые  честно победили в конкурсе. Советские РПД, захваченные во Вьетнаме, они тоже юзали во времена Холодной войны и вовсе не мучились морально от того, что советский пулемет оказался лучше, чем западные аналоги того времени.

В заключение добавлю: Разработки семейства АК – пример низкой культуры проектирования; пример того, как ни в коем случае не стоит создавать оружейную систему: получится коряво, дорого и коммерчески бесперспективно. 


Добавить коментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.